Перемен. облачность

0°C

Погода

Перемен. облачность

Влажность: 88%

Ветер: 2 м/с

Валюта
1 EUR = 10.29 SEK
1 USD = 9.00 SEK
1 SEK = 7.31 RUB

«Можно ли стать шведом?» – в этом вопросе, который послужил названием книги об адаптации и интеграции иммигрантов в Швеции после Второй мировой войны, чувствуется элемент провокации. Если речь идет о получении шведского гражданства, то стать шведом несложно. Если же рассматривать шведа как представителя глубокой культурно-исторической традиции, то очевидно, что процесс интеграции иммигрантов весьма непрост и для принимающего общества, и для приезжих. Именно это и хотели показать авторы книги.

За время, прошедшее со Второй мировой войны, Швеция превратилась из этнически однородной страны в мультиэтническое государство. Сейчас 20% населения Швеции имеют иностранные корни. Поэтому не удивительно, что проблемами иммиграции шведы занимаются уже не одно десятилетие. Плюсы и минусы их опыта могут и должны быть использованы в России, считают авторы книги – ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, к.и.н. Наталья Плевако и ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, д.и.н. Ольга Чернышева.

 

Однако постепенно состав иммигрантов менялся. Швеция, как и другие страны, стала принимать беженцев, что стоило огромных затрат. Поэтому многие начали воспринимать беженцев как иждивенцев, обременяющих казну, появились настроения недовольства, достигшие пика во время кризиса 1990-х годов. В результате политики с горечью признали, что шведская модель в области иммиграции больше не соответствовала быстро меняющимся требованиям времени, ее принципы стали давать сбой. Большинство политологов и журналистов заговорили о том, что шведской модели больше не существует.

Однако поиски решений в области иммиграции продолжались. На повестку дня были поставлены вопросы интеграции, внимание было сконцентрировано на проблемах сегрегации в области образования, занятости, жилищной политики. Интеграционная политика была направлена на все слои шведского общества, а не только на иммигрантов. Это выразилось в противостоянии расистским настроениям, воспитании в молодежи толерантности к иным культурам и национальностям, борьбе с дискриминацией.

Вот что рассказал «НГ» о своем личном опыте шведский писатель и общественный деятель Нима Санандаджи – автор шести книг об иммиграции в Швеции и шведской интеграционной политике. «Я приехал в Швецию в 1989 году из Ирана, – говорит он. – В начале 1990-х годов в Швеции наблюдалась волна расизма. Начался экономический кризис, и во многих районах, где проживало большое количество иммигрантов, возникли проблемы с преступностью, бандами. Некоторые шведы отреагировали на это, приняв расистские взгляды. Часто в школах неонацисты затевали драки с иммигрантами, оскорбляли их. У меня было много таких проблем. Также расизм стал распространенным явлением в иммигрантских кругах.

Однако, когда я поступил в вуз, проблем стало значительно меньше, можно сказать, что они почти исчезли. Это произошло по двум причинам. Одна из них заключается в следующем: чем выше ты продвигаешься по социальной лестнице шведского общества в плане образования и доходов, тем меньше ты сталкиваешься с проблемой расизма. Большинство шведов совершенно чужды расистским взглядам. Кроме того, в шведских школах делались попытки перевоспитать неонацистов, которые оказались эффективными.

Сегодня в шведском парламенте есть антииммиграционная партия, но в самом обществе агрессивного расизма стало гораздо меньше. Ситуация неоднозначная. Большая часть шведов очень толерантна, но некоторые, и не в последнюю очередь те, что живут по соседству с иммигрантами, придерживаются иных взглядов».

Одной из негативных черт, тормозящих прогресс в сфере адаптации иммигрантов, авторы книги считают негласное табу на активное обсуждение вопросов иммиграции в общественных дебатах. Таким образом, соображения политкорректности препятствуют тем, кто считает иммиграционную политику государства слишком либеральной, высказаться в публичных дискуссиях. Это может подтолкнуть таких людей к голосованию за националистическую партию «Шведские демократы» как единственную возможность выразить свой протест. На последних парламентских выборах, в 2010 году, она впервые прошла в парламент. Это стало шоком для многих шведов.

Важнейшей чертой иммиграционной политики в Швеции, по мнению авторов книги, является терпимость по отношению к людям других национальностей, которая дает свои всходы. В главе о мусульманах в Швеции говорится о существовании термина «сине-желтый ислам» как разновидности менее ортодоксального, приспособленного к шведским условиям ислама. Так, в Швеции, как и в Дании, случился свой «карикатурный скандал». В августе 2007 года в газете Nerikes Allehanda появился рисунок Ларса Вилкса, изобразившего пророка Мухаммеда с туловищем собаки. Позднее ее перепечатали другие издания. С осуждением происходящего выступили многие страны, а террористы пообещали за голову оскандалившегося художника десятки тысяч долларов. Однако мусульманские организации в Швеции постарались по возможности приглушить конфликт и не допустить открытой конфронтации в стране, заявив, что это локальный вопрос, который будет решаться на месте.

Сосуществование людей разных культур и национальностей на одной территории – сложнейшая проблема. Попытки решить ее сейчас, когда многие страны стали мультикультурными конгломератами, делаются повсеместно. Шведский опыт ценен по ряду причин. Здесь политики с самого начала были озабочены тем, чтобы прибывающие в страну люди не чувствовали себя изгоями, имели политические и социальные права, возможность оказывать влияние на политику. 

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или войдите на сайт