Перемен. облачность

0°C

Погода

Перемен. облачность

Влажность: 87%

Ветер: 4 м/с

Валюта
1 EUR = 10.29 SEK
1 USD = 9.00 SEK
1 SEK = 7.31 RUB

В Швеции живет довольно много вынужденных переселенцев из Узбекистана, религиозных деятелей или рядовых мусульман. Точное их число неизвестно, ясно только, что счет идет на тысячи. В течение последних пятнадцати лет люди уезжали по политическим мотивам или из-за религиозных преследований - а сейчас обживаются в Швеции и учат детей в шведских школах.

«Нам, «старикам», здесь надеяться не на что, но мне кажется, что Швеция - страна для детей, и у них прав больше, чем у взрослых», - говорит журналист из Узбекистана Кудрат Бабаджанов. Он убежден, что шведы воспитывают из детей эмигрантов так называемых «новых шведов», которые, вырастая, становятся преуспевающими людьми и вносят свою лепту в развитие экономики Швеции, работая на будущее этой страны.

«Мы приехали в Швецию в 2009 году, - рассказала «Фергане» Луиза, живущая в маленьком шведском городке Тимра. - Мои дети успешно адаптировались, у них все хорошо». Луиза родилась и выросла в Узбекистане. Когда Узбекистан объявил о независимости, Луиза волей судьбы оказалась в одной из соседних стран - и в результате на своей собственной родине оказалась лицом без гражданства. С мужем Абдулхамидом Джонбозом, беженцем из Афганистана, таджиком по национальности, они вернулись в Ташкент, но им так и не удалось решить проблемы собственного статуса. Промаявшись так до 2009 года, семья уехала в Швецию.

 

«Самое главное - здесь у наших детей есть гарантированное будущее, чего не было в Узбекистане. Там ведь даже законы не соблюдаются», - говорит Абдулхамид Джонбоз. Он рассказал, что тридцать лет прожил в Узбекистане и не смог получить даже постоянный вид на жительство, хотя по закону человек имеет право на получение гражданства после пяти лет проживания.

Младший из трех детей Луизы и Абдулхамида, Умар, учится в шведской школе. «Мне 13 лет, а когда я приехал сюда, мне было 10», - говорит он. Умар уверен, что в Швеции жить гораздо лучше, чем в Узбекистане. «В Ташкенте я учился шесть дней в неделю, а тут пять, но в школе я провожу больше времени, чем в Узбекистане, - рассказывает Умар. - Тут я в школе с восьми утра до трех часов дня. Я учусь в шестом классе и могу похвастаться, что шведским владею «на все сто». А сейчас изучаю еще и английский и могу объясниться и на этом языке тоже».

Как рассказал Умар, в Узбекистане учителя были грубы с детьми, а в Швеции ничего подобного нет. «Я учился в русской школе, а в узбекских школах учителя были еще грубее, чем у нас», - вспоминает он.

Но разница между узбекской и шведской школами не только в отношении учителей к детям и в количестве уроков. В шведских школах детей кормят бесплатно, учебники, тетради и карандаши тоже бесплатно. Детям-мусульманам предлагают «халяльную» (приготовленную по мусульманским правилам) пищу, есть отдельное меню для вегетарианцев. Если учеников ведут в театр или кино, то все оплачивает школа. Нет даже понятия «школьной формы» и уж тем более никаких «субботников». Естественно, детей не выводят ни на какие сельхозработы.

«Я мечтаю стать военным и служить в элитном спецназе, который борется против мирового терроризма, - рассказал мальчик. - Я смотрю по новостным каналам, что происходит в мире, и очень хочу защищать людей». Чтобы мечта сбылась, Умар занимается спортом: футболом, боксом и плаванием. Из-за этого иногда поздно возвращается домой: после семи, а то и после восьми вечера. Но Луиза, мать Умара, утверждает, что в городке безопасно. «В Узбекистане я бы волновалась за своих детей», - говорит Луиза.

Еще одна узбекская эмигрантка, не разрешившая опубликовать ее имя, тоже рассказала о шведских школах. «Тут детей не калечат психологически, как это было в Узбекистане, - говорит она. - Два раза в год родителей приглашают в школу и рассказывают им об успехах ребенка. При этом вся беседа сохраняется в тайне от других родителей».

По её убеждению, узбекская образовательная система могла бы перенять подобный европейский опыт. Она не раз принимала участие в родительских собраниях в Узбекистане и знает, что учителя критикуют детей в присутствии других родителей. «Я около двух лет проработала учителем в Узбекистане, помню, как мы собирали с родителей деньги на ремонт школы, на занавески, на цветы, еще на что-то. Наша система образования очень бедна», - говорит женщина.

До девятого класса в Швеции дети учатся в «основной школе» (Grondskola), где изучают шведский и английские языки, математику, обществоведение, музыку, основы религии, историю и родной язык. В некоторых регионах Швеции работают учителя узбекского языка из числа беженцев, и они учат детей родному языку и литературе.

«Я мусульманка, и когда мы только приехали и ребенок пошел в школу, я испугалась урока «Основы религии», - продолжает эмигрантка. - Решила, что ребенка будут приучать к протестантству. Но все оказалось не так». Женщина рассказала, что на этом уроке детям рассказывают о том, как появилась религия, что это такое и чем разные религии отличаются друг от друга. «Это не занятия религией, а скорей наоборот, - говорит она. - Больше похоже на атеизм».

«У меня трое детей учатся в шведской школе», - рассказал «Фергане» Собир Салимов, приехавший в Швецию из Андижана. По его словам, дети здесь всегда под надзором. Учителя отвечают за знания и успеваемость детей, но если ученик не может своевременно закончить полный школьный курс - не беда. Он может продолжить образование в школе для взрослых.

Куда идти учиться или работать после школы - решают сами дети, а не их родители. Школа помогает определиться с выбором. В Узбекистане же, если хочешь, чтобы ребенок пошел учиться дальше, нужно найти знакомого в этом учебном заведении и дать взятку. «Понимаете, - удивляется Собир Салимов, - тут дети не боятся идти в школу. Наоборот - они стараются не пропускать занятия».

И узбекские эмигранты, и те, кто остался на родине, говорят об одном: в Узбекистане дети не чувствуют себя свободными, они постоянно вынуждены подчиняться приказам, как учителей, так и представителей власти. Зиёдулла Раззаков, учитель из узбекского города Джиззак, рассказал: «У нас дети собирают макулатуру, металлолом, их отправляют на сельхозработы. Школа стала отвратительна для учеников, в Узбекистане у них нет желания получать образование».

В шведских школах, по мнению собеседников «Ферганы», воспитываются новые поколения узбеков, которые связывают свое будущее не с Узбекистаном, а со Швецией или другими странами Европы. «Здесь все иначе, - говорит Собир Салимов. - Молодежь стремится получить хорошее образование, чтобы обеспечить себе будущее, - и тем самым они формируют и будущее своей страны». 

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или войдите на сайт